1905

1905


Культурно-исторический проект "1905"


Previous Entry Share Next Entry
Петербурженки
Лето
artemka_ wrote in 1905
  Хочу показать вам цикл очерков «Петербурженки», написанный моим персонажем - Ксенией Суховетовой (печаталась под псевдонимом Ветка).
  Часть очерков была написана до игры, часть - на игре, и один дописывался после. У некоторых героинь были реальные, присутствующие на игре прототипы.

  Светская дама
  Она едет по улицам в открытой коляске. На губах играет легкая и очень милая улыбка, и ветер колышет перья наеё шляпке. Мало кто не обернётся и не проводит коляску восхищённым взором.
  Поэты посвящают светской даме стихи, художники рисуют её портреты. Родня и знакомые хвалят её в один голос. Каждый день она ездит то на бал, то на вечер, то в концерт…
  Беззаботна ли она? О нет! Муж, за которого она вышла по воле родителей, расточителен, и ей приходится входить во все подробности управления имениями, экономно вести хозяйство и при этом держать дом и стол не хуже, чем у других. На неё ложатся хлопоты по продвижению карьеры супруга и достойному воспитанию детей. Но тем не менее светская дама всегда элегантно одета, приветлива и любезна. Говорить с ней одно удовольствие: что бы ни происходило в её жизни, она следит за новинками области искусства и политическими новостями.
  Настанет время, когда все без исключения женщины смогут быть ухоженными и элегантными, будут разносторонне образованны и смогут вдохновлять поэтов и проводить время на концертах. Но для того, чтобы так случилось, кто-то должен стать для женщин примером – или идеалом, к которому надо стремиться.
  Именно поэтому светская дама не позволяет себе распуститься и не появится на людях заплаканной или неряшливо одетой. Она едет в модном платье, даже в коляске сохраняя прямую осанку, и на губах её – легкая и приветливая, обращенная ко всем улыбка.

  Кухарка
  По утрам она встаёт первой – ей надо успеть растопить плиту, чтобы приготовить хозяевам на завтрак яйца и крепкий кофе со сливками. Хозяева еще не закончили свою утреннюю трапезу, а кухарка уже идёт, с корзинкой в руке, по Сенному рынку, чтобы купить самые свежие продукты до того, как их перехватят остальные покупатели. Она знает всех торговок и, выбирая мясо или овощи, отпускает добродушные прибаутки. Ох, как хочется порой задержаться и потолковать со знакомыми о новостях! Но нельзя, нельзя, – время возвращаться и приступать к приготовлению обеда, а за ним и ужина.
  Она умеет готовить блюда вкусно и без лишнего расточительства. У неё ничего не пропадает зря: мясные обрезки она не выбрасывает, но пускает на начинку для пирогов, а из панцирей от сваренных раков делает отличнейшее раковое масло. Она знает многие секреты, недоступные даже университетским профессорам: как определить силу жара в печке, кинув туда горсть муки? как отварить зелень, чтобы она сохранила свой натуральный зеленый цвет? и главное – как рассчитать время приготовления кушаний, чтобы они были готовы перед самой подачей на стол и их не приходилось разогревать?
  Её лицо навечно приобрело красный цвет от соседства с раскалённой плитой. Пальцы в трещинах от частого пребывания в воде. Но кухарка не расстраивается и приговаривает, что пригожая внешность интересует только молодых ребят, а мужчины посолиднее ищут такую, чтоб сытно накормить умела.
  И действительно, когда по вечерам в теплой кухне собирается вся прислуга, дворник с кучером не спускают с кухарки глаз, а выпив рюмку приготовленной ею наливочки, рассыпаются в таких комплиментах, каким позавидовала бы и юная красавица.

  Купчиха
  Она выглядит смешно. В самом деле, кто в наши дни в Петербурге станет украшать каждый палец тяжёлым золотым кольцом, а на шею вешать бриллиантовый кулон размером с блюдце? Кто станет надевать поверх бархатного платья душегрею из дорогих соболей?
  Но именно так одевается купчиха. Ей кажется, что чем богаче – тем красивее; её научили этому в маленьком провинциальном городке, где она родилась, росла и вышла замуж.
  Муж её начинал простым подрядчиком, но со временем расширил дело, переехал в Санкт-Петербург, завёл роскошный особняк и собственный выезд. Купчиха без возражений сменила знакомый тихий город на шумную, вечно куда-то спешащую столицу. Пусть ей и неуютно, но ни за что на свете она не согласилась бы оставить мужа, да и детям здесь лучше…
  Купчиха проста, необразованна, суеверна. Увидев поутру паука, весь день крестится и опасается неприятностей. Но никто лучше неё не сможет выслушать, посочувствовать, пожалеть, да и утешить какой-нибудь старой, как мир, житейской истиной.
  Мужу своему она всегда была поддержкой, детям – доброй и снисходительной матерью. Сейчас дети уже выросли, получили, благодаря родителям, хорошее образование: старший сын стал преуспевающим врачом, младший адвокатом. Они давно отделились и лишь изредка навещают мать. Им неловко от её провинциального говора и безвкусной одежды.
  Когда я встречаю на улице купчиху, я всегда кланяюсь ей: она – часть того старого, уходящего мира, без которого был бы невозможен мир современный.

  Телеграфистка
  Она возвращается с телеграфа вечером, идёт по улицам одна, тонкая, легкая, в строгом сером платье. Она весь день работала, и голова гудит от усталости - но телеграфистка улыбается.
  Служба телеграфистки считается прогрессивной и полезной для общества. К барышням, которые заступают на эту должность, предъявляют повышенные требования: им нужно не только быть безупречно грамотными, то также знать азбуку Морзе.
  Телеграфистка заступает на работу с утра. В её обязанности входит принимать от посетителей телеграммы, кодировать текст и отстукивать его телеграфным ключом. Она забирает из аппарата ленту с точками и тире, расшифровывает пришедшие телеграммы и передаёт их на почту.
  За день приходится отсылать и принимать сотни телеграмм. Пишут из Саратова: «Поздравляем с рождением сына и наследника». Пишут из Архангельска: «Предлагают по дешевке партию лабардана, срочно телеграфируйте, брать или нет». А вот из Манчжурии: «Родная моя, я жив».
  Также нужно обслуживать телеграфный аппарат, вовремя подливать чернил, следить по приборам за целостностью линии. Всё это требует внимания и сосредоточенности. Зачастую телеграфистка не успевает пообедать и за весь день лишь выпивает несколько стаканов чаю.
  А вечером она идёт по улицам домой, усталая, но улыбающаяся. Улыбается она не потому, что несёт в ридикюле жалованье; и не потому, что чувствует себя причастной к прогрессу.
  Она счастливо улыбается, когда думает, что сегодня – благодаря ей – кто-то получит весточку: «Родная моя, я жив»…

  Дама-благотворительница
  Та, что подаёт нищим после церковной службы – ещё не благотворительница; и та, что раз в год устраивает концерт в пользу тех или иных обездоленных, тоже не благотворительница. Это звание получит лишь женщина, что помогает людям не изредка, а постоянно, каждый день.
  Как она стала такой? Очень просто – у неё разрывалось сердце при виде людей, живущих впроголодь и зачастую без самого необходимого. Ей захотелось облегчить страдания неимущих, но что она могла сделать – слабая женщина, не финансист, не депутат-законодатель, даже не врач? Только заняться благотворительностью.
  Очень скоро она выясняет, что просто давать деньги нуждающимся – недостаточно. Вручишь потерявшему работу мастеровому рубль, а он, вместо того чтобы купить в дом хлеба, чая, крупы, пойдёт и возьмёт три бутылки водки да пару саечек на сдачу. Нет, следует вникнуть в потребности каждой семьи, осознать её нужды и затем сообразить, чем и как лучше помочь в каждом следующем случае. Это требует чуткости, ума и терпения.
  Дама-благотворительница живёт скромно, оставляя на свои нужды ровно столько, чтобы можно было прожить, отдавая остальное на дела милосердия. Но вскоре она выясняет, что её денег недостаточно – людей, которым хочется помочь, слишком много. Тогда она вступает в благотворительные общества и комитеты, чтобы собирать средства вместе с единомышленниками. Ей приходится то заниматься организацией подписки, то посещать разных лиц с просьбами о пожертвованиях, то обращаться в газеты. Всё это требует смелости и самоотверженности.
  Женщина, посвятившая себя благотворительности, вынуждена каждый день проявлять ум, смелость, скромность и терпение.
  Кто после этого назовёт её слабой?

  Декадентка
  Её можно увидеть на музыкальных вечерах, на раутах, на спиритических сеансах или в кафе, где собирается литературная богема. Она бледна и, как правило, небрежно одета: платье знавало лучшие времена, а цветы с поникшими головками явно куплены на углу по дешёвке. Декадентка сама чем-то похожа на увядающий цветок – и если вы скажете ей об этом, она улыбнётся томно и польщенно.
  Она, кажется, пишет стихи, или рисует, а может быть, музицирует – никто не знает, ведь декадентка никому не показывает своих талантов, лишь намекает, время от времени, что творит не для толпы, а лишь для одной себя, чтобы утишить боль усталого сердца. Впрочем, это не мешает ей с готовностью внимать другим исполнителям. Слушая стихи молодого поэта, она вздыхает и трогает глаза платком, а во время арии модной певицы может даже в порыве чувств воздеть руки к небу, будто восклицая «О Боже, как это прекрасно!»
  Декадентка дает понять, что много страдала, но никогда не упоминает подробностей. Остается только догадываться: её бросил муж? у неё умер возлюбленный? разорилась семья, оставив её без средств к существованию? Какая череда событий поместила эту женщину в тесную одинокую квартирку, заставила перебиваться случайными заработками, прикрывать пятна на платье несвежими цветами и ничего не есть в гостях, чтобы не заподозрили, что дома она голодает?
  Сама она говорит, что жизнь её жестоко обманула, и теперь у неё больше ничего нет, кроме искусства. Если бы не было искусства, изрекает она, оставалось бы только умереть. Её слова не принимают всерьёз, а зря – в этом последнем она не лжет.

  Прогрессивная женщина
   «Прогрессивная женщина»… В самом сочетании этих слов будто заключён вызов обществу. Почему-то мы полагаем, что прогрессивная женщина нарушает правила приличия, свободно общается с мужчинами – страшно сказать! – а также курит, пьёт… Прогрессивная женщина ходит твердым, размашистым шагом, говорит излишне громко и высказывает свои мнения, не слушая возражений. Она, конечно, работает, причём занимается не каким-нибудь женским делом вроде шитья или обучения детей, а стремится в юриспруденцию, делопроизводство, журналистику.
  Многие её не одобряют, сторонятся. Её идеи считаются странными: работающие женщины должны получать равное жалование с мужчинами? Женщинам должна быть открыта дорога в политику, в научную деятельность? Зачем?
  Другие одобряют прогрессистку, говорят: давно пора! Но одобряют скорее теоретически, а если их жёны и дочери заразятся идеями прогрессивной женщины, немедленно наводят в семье порядок.
  В средневековье сомневались, что у женщин есть душа. Сегодня это уже бесспорный факт – за много лет отношение к женщинам изменилось к лучшему. И как знать: может быть, на каждом следующем этапе изменений не обошлось без вот такой вот шокирующей, нарушающий привычный уклад прогрессистки?
  Присмотритесь к ней, поймите её. Да, она разговаривает с мужчинами вольно – это потому, что считает их равными себе людьми, а не объектами для брачной охоты. Она курит – но многие дамы так успокаивают свои нервы, прогрессивная женщина просто делает это открыто, так как не терпит лицемерия. Она не понижает голос – потому, что хочет быть услышанной. Она не обращает внимания на чужие мнения – но только лишь там, где имеет своё.
  Она идёт неженским размашистым шагом, потому что так легче не сбиться с пути.
  Одинокий солдат, день за днём штурмующий невидимый бастион общественного мнения.

  • 1
Как мы спорили по Вашу "Светскую даму"! А вот очерка про нас, телеграфисток, так и не увидели, жаль.

Очерк про телеграфисток вышел в следующем номере "Дня" :-) Но, правда, в сокращении. А тут полный.

Просто прелесть! Спасибо большое!!!

Я рада, что вам понравилось! :-)

здорово!

было бы ужасно круто, если бы такие очерки можно было прочесть до игры :)

Согласись, что сложно было бы прочесть До игры очерки, которые писались НА игре :-)

я согласна :)
имела в виду, что таких текстов не хватало при подготовке к игре.

:-) Спасибо за лестное мнение, на самом деле :-)

Спасибо огромное! Замечательные бытописательные зарисовки.

А вам, кстати, спасибо за помощь :-) Мой персонаж беседовала с вами с большой пользой для написания очерка :-)

Я очень рада, что это было не зря, а слова реально трудно было находить :)

Спасибо! Прекрасно получилось! Местами просто очень узнаваемые типажи.

Я рада, что вам понравилось!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account